В незапамятные времена за тридевять земель в некой обетованной земле жил-был человек, и звали его Акшубелг.

Жил он как все люди в округе: был общительным и дружелюбным, иногда мог немного приврать или слукавить, мог невзначай обидеть близких грубым словом или обидеться на кого-нибудь сам. В общем-то, жил он беззаботно, без больших бед и потерь.

Был Акшубелг пастухом и жил в домике на опушке леса. У него было стадо овец, одна половина серых другая белых, да три собаки: бульдог по кличке Мачо, который охранял дом и имущество Акшубелга, от диких зверей и непрошеных гостей; колли по кличке Лео, которая помогала Акшубелгу пасти овец и сенбернар – Клерк, который всегда следовал за хозяином по пятам, и даже, когда Акшубелг ложился спать, Клерк ложился рядом с кроватью хозяина.

Недалеко от опушки леса, было селение, в котором жил товарищ Акшубелга и звали его Петро. Петро служил пастухом в богатой семье, и часто они вместе пасли своих овец.

 

Иногда, Акшубелгу снился сон, что когда-то раньше у него был еще один друг, самый верный и преданный, но когда юноша просыпался, то не мог вспомнить ни имени этого друга, ни как он выглядел, да и сам сон быстро забывался в потоке повседневных дел и забот.

Однажды, ранним утром Акшубелг решил погнать пасти своих овец на дальнее пастбище, куда редко кто добирался из местных жителей. Когда он выгнал животных из загона, то вдалеке увидел Петро со своим стадом, который весело махал Акшубелгу руками, ожидая его. Обычно они пасли овец по разным сторонам поляны, чтобы животные не смешивались, но в этот раз идти было далеко, и за беседой друзья не заметили, как два стада смешались в одно. Громкий лай Лео привлек их внимание, когда уже овцы перемешались. Но товарищи не придали этому значения и, дав команду Лео следить за общим стадом, продолжили разговор.

Время пролетело незаметно, отчаянный лай Клерка встряхнул молодых людей, они увидели, что солнце уже клонится за верхушки деревьев, а овцы разбрелись на большое расстояние. Несколько серых овец скрылись в лесу, и Лео погналась за ними. Юноши бросились ей на помощь, когда они собрали стадо и начали пересчитывать скот, выяснилось, что не хватает одной овцы Петро.

- О, тридцать три несчастья! Уж хоть бы пропала какая-нибудь другая овца, а не эта серая с черной спинкой! Это самая любимая овца хозяина! Теперь мне лучше не возвращаться, хозяин ни за что не простит меня! – запричитал Петро.

Акшубелг попытался успокоить товарища, предлагая ему взамен свою овцу, но Петро трясся от страха как осиновый лист, повторяя, что теперь ему хозяин свернет голову.

- Возьми себя в руки, Петро – сказал Акшубелг, - я оставляю тебе в помощники Лео, присматривать за стадом. Возвращайтесь ко мне домой, и ждите нас там, а мы с Клером отправимся на поиски твоей овцы.

Сказано, сделано. Петро с Лео и овцами отправились к дому Акшубелга, а сам Акшубелг с Клерком спустились по пригорку к лесу, куда убежала овца.

Они просмотрели все кусты и заросли в округе, овцы нигде не было. Солнце давно спряталось за деревьями, близился закат, а Акшубелг с Клерком все дальше уходили от пастбища в гущу леса. Вдруг впереди, между двумя оврагами, Акшубелг увидел мостик.

- Странно, - подумал он, - я хорошо знаю эти места и никогда раньше здесь мостика не видел. Но я давно уже здесь не был. Наверное, его построил тот, кто живет за этим лесом.

Акшубелг спустился к мостику и шагнул на него. Пройдя несколько метров, юноша почувствовал озноб и какой-то безотчетный страх. Примерно, к середине моста страх перерос в панику. Взглянув вниз, он увидел, что со дна оврагов быстро поднимался густой серый туман. Через несколько мгновений туман превратился в густую стену, разделявшую мостик пополам. С одной стороны моста, откуда пришел Акшубелг с собакой, сгущались сумерки, а с другой стороны, мост скрыла непроглядная стена тумана, закрывавшего деревья и небо впереди. Акшубелг стоял на середине моста, обливаясь холодным потом, сам не понимая, чего он боится.

- Это же просто туман,- с наигранной легкостью произнес он Клерку.

– Туман дело обычное в низине, ведь верно, Клерк?

Собака, несмотря на свой огромный рост, поджав хвост, молча прижималась к хозяину.

- Нам нужно найти овцу, она, наверняка, за этим мостом, где-то поблизости,- подбадривая сам себя, произнес Акшубелг и шагнул в туман. Сделав пару шагов, Акшубелг ощутил, что падает в пропасть.

- Видимо, я ступил мимо моста,- пронеслось в голове юноши,- но здесь не очень глубоко, спасусь,- было следующей его мыслью.

Но, падение продолжалось, казалось, вечность. За это время перед мысленным взором Акшубелга пронеслась вся его короткая жизнь, со всеми радостями и невзгодами, он попрощался со всеми близкими и с самой жизнью. Но падение все продолжалось. И когда человек уже ничего не ждал и ни на что не надеялся, вдруг под собой  увидел огромные черные крылья, на которые он опустился, через мгновение на них же опустился Клерк.

Крылья с огромной скоростью понесли их вперед, когда они пролетели полосу тумана, то увидели, что их подобрал огромный черный Дракон. Акшубелг испугался еще больше, хотя несколько мгновений назад, он думал, что жизнь его закончена, и что страх больше никогда не потревожит его. Он всегда считал, что драконы это сказочные персонажи и в реальности никогда не встречаются, а уж тем более на его пути.

Тем временем Дракон спустился за высоченную каменную стену и приземлился на каменную площадь. Перед взором Акшубелга открылся огромный серый замок, с треугольными башнями и зарешеченными оконцами на самом верху. Стена простиралась вокруг замка, а поверх стены торчали острые зубья, как раскрытая пасть дракона. Чудовище стряхнуло юношу с собакой со своей спины.

- Надоели вы мне, ползаете по спине как блохи,- прогремел дракон, и почесал огромным крылом то место на себе, где сидели Акшубелг с Клерком.

- Что прижались друг к другу и трясетесь, как будто не рады, что я вас спас,- проскрежетал дракон и разразился ужасным хохотом, как будто тысяча громов прогремела одновременно.

-Мы очень благодарны Вам за спасение,- выбивая дробь зубами, промямлил Акшубелг.

- А кто Вы?

- Разве ты не видишь? Я хозяин этой обетованной местности, а вы посмели проникнуть на мою территорию без спроса.

- Я не знал, что эта местность принадлежит Вам. Мы потеряли свою овцу и искали ее, извините, что нарушили Ваши владения! – Пытаясь задобрить дракона, начал оправдываться Акшубелг.

- Я много раз бывал в этих местах, и никто никогда не останавливал меня! Еще раз простите нас!

-Ха, ваши слова – пустой звук, такой же, как и ваши головы, в которых нет ничего интересного! Искали они свою овцу! С чего вы взяли, что это овца ваша?

- Но, это овца хозяев моего друга Петро! - в удивлении воскликнул Акшубелг.

- Глупые самодовольные люди! Неужели вы забыли, что все серые и черные овцы принадлежат мне? Я их хозяин и заводчик! А людям я их раздаю во временное пользование, чтобы они их кормили и ухаживали за ними, но если я пожелаю, то любая из этих овец стремглав помчится ко мне по моему первому зову!

- Мне об этом ничего не было известно! Мои родители, когда передавали мне стадо, ничего не говорили мне, а белые овцы чьи? – в смятении и страхе спросил Акшубелг.

- Белые овцы меня не интересует, разбирайтесь с ними сами,- недовольно перебил юношу Дракон,- а то, что твои родители там тебе чего-то не объяснили, мне все равно. Ты нарушил мой закон, пересек границы моих владений как свои, стал считать моих овец своими, и за это будешь наказан.

Акшубелг с тоской смотрел то на Дракона, то на замок со стеной, понимая, что убежать не получится. Клерк, большая и сильная собака, которая всегда верно служила хозяину, поджала хвост, прижавшись к его ногам, и жалобно скулила, глядя на Дракона.

- Но я сегодня добрый и дарю тебе шанс,- выдохнул Дракон, так, что ветер из его пасти едва не унес Акшубелга.

- Какой? – пролепетал он.

Дракон повернул голову в сторону замка, схватил зубами что-то из оконца, потом повернул голову и выплюнул перед ногами человека. Глянув под ноги, Акшубелг увидел большую трубу, похожую на трубочку для коктейлей, только во много раз больше.

- Бери, это твой рабочий инструмент на три ближайших года, – грозно начал объяснять Дракон.

- Эта трубка для производства волшебного тумана. Я покажу тебе место у болота, которое находится недалеко, где ты должен будешь сидеть, и дуть в трубку, из которой будет вылетать туман. Если за эти три года ты сможешь произвести столько тумана, что он охватит весь твой Родной край, то я отпущу тебя, и ты будешь волен делать, что хочешь. Но, если ты не справишься, тогда я привяжу тебя к одному из зубьев стены, вместе с собакой, и вы будете висеть под палящим солнцем, пронизывающим ветром, полуночным холодом, ледяным дождем, глядя в сторону своего Родного края, пока смерть не придет за вами.

Акшубелг с готовностью согласился, так как это был хоть какой- то шанс на спасение. Он подумал, что если будет очень стараться, то, пожалуй, может справиться с заданием, так как труба для выдувания была большая, и тумана из нее вылетало много.

Дракон поселил Акшубелга с собакой в огромном хлеве вместе с бесчисленным количеством серых и черных овец, которых разводил Дракон. С первым лучом солнца он с Клерком шел к болоту недалеко от хлева, находившемуся на территории, огороженной стеной, и выдувал туман до заката солнца, после чего они опять возвращались в хлев. Едой им служила жидкая похлебка, которая давалась овцам, несколько кусков хлеба, да ягоды, которые Акшубелг собирал вблизи болота. Спали они вместе с овцами, а так как животные были очень шумные, постоянно блеяли, толкались, то у Акшубелга не было возможности побыть с собой наедине, спокойно поразмыслить, да и сон его был поверхностным и прерывистым.

Так продолжалось несколько месяцев. Туман заметно прибавлялся, так как Акшубелг работал очень усердно.

Одно было хорошо, что Дракон был постоянно в разлетах и в замок прилетал редко, а про Акшубелга вспоминал еще реже, лишь иногда бросал взгляд в сторону, где разрастался туман, и удовлетворенно ухмылялся.

Однажды, в конце лета был теплый погожий день. Акшубелг как обычно выдувал туман, он очень устал от чрезмерных трудов и постоянного недосыпания. В какой-то миг, пение птички отвлекло его, он закрыл глаза и мгновенно уснул.

И приснился ему сон. Он увидел неведомую землю, в которой никогда не бывал. Там рос необыкновенной красоты цветок. От цветка исходило сияние, преображавшее все вокруг в яркие красочные тона. Мир наполнялся великолепным светом, и Акшубелга во сне охватило чувство, как будто, он и был весь этот мир одновременно: и небо, и солнце, и деревья, и все звери, и птицы, и в тоже время это был он - Акшубелг. В какой-то момент молодой человек почувствовал, что кто-то вытягивает его из мира сна, юноша вздрогнул и проснулся.

Клерк тянул его за штанину и недовольно рычал, поглядывая на скатившуюся к самой кромке болота трубу. Акшубелг быстро вскочил и в один прыжок успел выхватить трубу из жижи, в которую она уже начала погружаться. Стоя с трубой в руке Акшубелг замер, он почувствовал в груди осколочки того чувства, что испытал во сне. Юноша посмотрел на небо, солнце, облака, деревья, потом перевел взгляд на туман, болото и Клерка. В одно мгновение он понял все.

Он вспомнил, что именно из-за этого тумана провалился в пропасть, что этот туман заставил его  бояться всего и парализовал волю. Поэтому Дракон смог захватить его и заточить в этот замок. И вот теперь он служит Дракону, делает для него злой туман, который должен захватить весь его Родной край, сделать рабами Дракона всех друзей и близких! Что же он натворил! От этого осознания Акшубелг сел на землю, закрыв голову руками, и горько-прегорько заплакал.

Долго плакал Акшубелг, пока все слезы не кончились. Клерк как верный товарищ лизал ему руки, забавно тыкая мокрым носом юноше в лицо. Когда Акшубелг успокоился, было уже далеко за полдень. Казалось, вместе со слезами из него вышел весь страх и все, то темное, что туман успел напустить в него. На Акшубелга снизошло спокойствие и отрешенность. Он размахнулся и забросил трубу в самую середину болота, которое довольно урча, булькая и пузырясь, поглотило ее. После этого он повернулся к Клерку и сказал:

- Смерть мне больше не страшна, я ни за что теперь не стану служить Дракону. А это значит, что дни наши с тобой сочтены, скоро Дракон появиться здесь. Ну что же, пусть наши силы с ним неравны. Мне это все равно, я буду сражаться с ним до последнего вздоха.

Клерк громко залаял и завилял хвостом, как бы соглашаясь с решением хозяина и поддерживая его.

Акшубелг начал готовится к сражению, вырезая себе лук и стрелы из веток близ растущих деревьев, чтобы хотя бы несколько мгновений противостоять Дракону.

Он увлекся своим занятием, погрузившись думами в воспоминания о необычном сне, как будто что-то важное еще не вспомнил в своих снах. Некоторое время спустя легкое облако закрыло солнце и это отвлекло юношу от его занятия. Он поднял голову в небо и обомлел.

Солнце вышло из-за облака и ярко светило. А небо было разделено как бы на две части, с одной стороны оно было чистым и ясным, но где-то вдалеке, видимо, прошел дождь, и другая сторона неба была покрыта грядой тяжелых облаков. Они располагались так, словно, могучие воины, отважно шли в бой. А из самого большого облака похожего на летучий корабль, простиралась огромная радуга, сверкающая разными цветами и образующая своеобразную широкую дорогу, которая начиналась из летучего корабля и спускалась прямо к ногам Акшубелга.И от этого корабля отделилось какое-то белое пятно и двигалось по радужной дороге прямо к нему.

Завороженный юноша, широко открыв глаза, не дыша смотрел на это чудо. Что-то такое родное, но давно забытое рвалось из его груди. Казалось, еще чуть-чуть и он вспомнит что-то очень важное и главное для себя. Но мысли, бешено начали скакать в его голове и это воспоминание, готовое вырваться наружу, спряталось где-то в глубине груди.

В это мгновение белый комочек на радужной дороге остановился и замер, он как будто ждал этого воспоминания и поверил, что человек вспомнил его, потому и начал стремиться к нему, а когда Акшубелг не смог вспомнить, то комочек не мог дальше и двигаться к нему. Большое облако приближалось к солнцу, оно было готово закрыть его, и вместе с солнечным светом скрыть радужную дорогу, забирая последнюю надежду Акшубелга на встречу с тем, кто был на ней.

От отчаяния Акшубелг рванулся вперед, распахнув в стороны руки, Клерк сзади прыгнул на него, как бы подталкивая, и откуда-то изнутри, из самого сокровенного места в груди юноши, вырвался зов:

- Сварог, приди ко мне!

В то же мгновение воспоминания нахлынули на Акшубелга мощной волной.

- Это же мой самый любимый, самый верный друг, как я мог забыть его! Мы же были неразделимы!

Белое пятно стремительно помчалось по радужной дороге навстречу другу! Оно все больше увеличивалось, окруженное золотым сиянием и Акшубелг увидел посреди сияющего золотого облака белоснежного коня, но это был не просто конь, это был единорог, его самый лучший друг -  Сварог! И он был прекрасен! Его золотая грива и хвост развивались на ветру, нити золотого сияния, казалось, исходили из каждого волоска, образуя переливающееся облако вокруг него, длинные стройные ноги едва касались радужной дорожки, грациозно скользя по ней, а его рог на лбу был похож на драгоценнейший хрустальный сосуд, тонкий и изящный.

Сварог остановился перед Акшубелгом и промолвил:

- Я так долго ждал твоего зова, рад видеть тебя! Но сейчас нам нужно поторопиться, взбирайся скорее на меня, Дракон уже близко!

Акшубелг вскочил на единорога, и когда тот делал свой первый прыжок, то Клерк хотел запрыгнуть к хозяину, но не успел, и в последний момент вцепился в хвост Сварога. Сей же час единорог оторвался от земли. Шерсть собаки начала переливаться золотом, а затем и сам Клерк растворился в золотом облаке, а через несколько мгновений превратился в крылья Сварога!

Акшубелг не мог определить, сколько продолжался стремительный полет, может быть всего несколько мгновений, а может быть целую вечность!

Когда Сварог приземлился и остановился в незнакомом месте, очень похожем на поляну из сна, Акшубелг спрыгнул на землю и прямо перед своими ногами увидел тот самый прекрасный цветок! От него исходило яркое сияние, наполнявшее мягким светом все вокруг и самого Акшубелга, обновляя и преображая его, тонкий аромат наполнял всю округу благоуханием, которое вливаясь в легкие Акшубелга, наполняло его мощью и силой, как будто он пил из неиссякаемого источника.

Юноша нагнулся к цветочку и услышал, что он поет! Лепестки цветка слегка колыхались и, соприкасаясь друг с другом, издавали нежнейшие звуки, которые вливаясь в уши Акшубелга, вибрировали с каждой частичкой его существа, наполняя неземным блаженством!

Он протянул руку и кончиками пальцев едва прикоснулся к лепесткам цветка, все чувства разом обострились, разноцветные искорки от сияния цветка стали проникать через кончики его пальцев и от них тоже стало исходить сияние. Искорки как электрический заряд быстро пробежали по всему телу юноши, и весь мир вокруг Акшубелга стал иным, а впрочем, это сам Акшубелг стал иным!

Новые яркие чувства наполнили его, и теперь уже наяву, а не во сне он ощутил невероятное единение со всем миром, и каждой его частью! Он и был весь этот мир, и в то же время он был его самой маленькой частью!

Доброе и злое, темное и светлое, трусливое и смелое, красивое и уродливое теперь перестали существовать в нем, так как все это стало единой ЛЮБОВЬЮ! И только ЛЮБОВЬ теперь стала настоящей хозяйкой его жизни, унося из нее все печали, страхи, тревоги! Это счастье!

Сияющими глазами он посмотрел на Сварога и крепко обнял его!

В это мгновение вдалеке он увидел Дракона, но тот уже не был тем огромным чудищем, которое наводило  ужас на юношу, скорее, он был больше похож на летающего воздушного змея!

Вот и закончилась сказка про Акшубелга, который нашел свой цветок счастья и сумел стать настоящим Человеком.

Злой туман, который он выдувал, после преображения Акшубелга развеялся, и превратился в капельки росы на листьях и цветах растений.

А Дракон до сих пор летает над обетованными землями, следя за своими серыми, черными овцами и людьми.

И если находятся среди них такие, которые начинают считать чужое своим, незначительное важным, то он, как рачительный хозяин, тут же вступает в свои права.

А здесь пример из жизни, когда маленький ребенок совершает "недетские" поступки: "Зачем маленький ребенок из многодетной семьи отдал последнее обеспеченной девушке".

Доброй, чистой дороги, друзья. Интересных находок в пути!